Оставьте контакты
Мы свяжемся с вами в ближайшее время
Гениальный штаб

Как потерять все из-за подложной отчетности

"Дело Энрон" -- легенда в мире бухгалтерского мошенничества. "Самая инновационная компания Америки" в 2001 году обанкротилась вследствие подложной отчетности. За этим последовало принятие известного закона Сарбейнза-Оксли и падение крупного аудитора "большой пятерки".


Тогда, по словам аналитиков, у руководства возникла идея "двух реальностей" корпорации: одной - с реальными активами энергоресурсов, другой - с безупречными показателями роста, высокими рейтингами и полным доверием инвесторов. Топ-менеджмент решил воплотить эти миры в жизнь.
Алена Гуляева - маркетолог компании "Гениальный штаб"

"Дело Энрон" -- легенда в мире бухгалтерского мошенничества. "Самая инновационная компания Америки", -- так журнал Fortune назвал энергетическую корпорацию, -- в 2001 году обанкротилась вследствие подложной отчетности. За этим последовало принятие известного закона Сарбейнза-Оксли об ужесточении требований к финансовой отчетности корпораций и падение Артур Андерсен, крупного аудитора "большой пятерки".

Корпорация Энрон начала деятельность в 1985 году в результате слияния обанкротившихся "InterHorth" и "Houston natural gas". Новую компанию возглавил директор "Houston natural gas", нефтяник Кеннет Лей. Энрон представляла собой несколько газопроводов "под одной крышей", это была первая агрегированная система поставок природного газа. Затем компания начала скупать местные энергостанции, заниматься продажей угля, бумаги, пластмассы, металлов. Спустя 11 лет Энрон стала крупнейшим оператором оптовых продаж электроэнергии США.

Стоит отметить, что компании перешли "по наследству" долги ее предшественников. Поэтому для руководства Энрон особенно был важен кредитный рейтинг, репутация и хорошие показатели отчетности.

Общемировую известность и высокие рейтинги Энрон получила за операции в качестве трейдера электроэнергии. Основная проблема рынка электроэнергии заключалась в сложности процедуры "купли-продажи": поставщики были заинтересованы в краткосрочных контрактах с меняющимися ценами, а потребители -- в долгосрочных договорах с фиксированной ценой. Кроме того, поставщики электроэнергии испытывали крупные кассовые разрывы, поэтому требовали предоплату за поставки. Потребители же вносили платеж только после получения услуги. Энрон взяла на себя миссию снизить конфликт интересов обеих сторон и закрыть "финансовые дыры" в данном процессе, выступив посредником или трейдером электроэнергии. Для этого необходимо было найти финансирование. Топ-менеджмент не хотел повышать долговую нагрузку на компанию и брать кредит, так как это может негативно отразиться на балансе, а Энрон уже имел множество проектов: электростанции, очистительные и водные сооружения, линии электропередач и т.д. Тогда, по словам аналитиков, у руководства возникла идея "двух реальностей" корпорации: одной - с реальными активами энергоресурсов, другой - с безупречными показателями роста, высокими рейтингами и полным доверием инвесторов. Топ-менеджмент решил воплотить эти миры в жизнь.

Когда Энрон принимала решение о начале деятельности в качестве трейдера энергоресурсов, грянул "Черный понедельник" - самый большой крах фондовой биржи. Руководство задумалось о снижении рисков компании. Для этого Энрон могла прибегнуть к нескольким финансовым инструментам: хэджированию через деривативы, страхованию или передаче риска иным структурам. Наиболее простым и привлекательным для бухгалтерской отчетности оказался третий вариант, так называемый "Кактус I" (олицетворение "третьей" компании). Более того, он отлично вписывался в выбранный и доработанный Эндрю Фастов, главой финансовой службы, инструмент привлечения финансирования -- процесс секьюритизации.

Суть секьюритизации состоит в следующем: компания-держатель активов продает третьему юрлицу, никак не связанному с компанией, ("кактусу") активы. Так компания переносит риски на "кактус". Затем третья компания выпускает долговые ценные бумаги, подкрепленные имеющимися активами, которые скупают инвесторы. Для привлечения инвесторов большую роль играют репутация и рейтинг эмитента ("кактуса"). Данная схема позволяет уберечь первоначальную компанию от долговой нагрузки.

Эта схема была проведена компанией Энрон в 1991 году. На тот момент была большая задолженность потребителей газа. Чтобы расплатиться с поставщиками, Энрон аккумулировала задолженности в портфель на $900 млн и выпустила ценные бумаги с правом обратного выкупа -- так долг более "благоприятно" отражался в бухгалтерском балансе. Среди инвесторов была даже General Electric. Стоит отдать должное Кеннету Лей и генеральному директору Джефу Скиллингу -- компания имела большие связи: спонсорство выборов на должность губернатора штата Дж. Буша впоследствии дало возможность быть на короткой ноге с Администрацией Президента США. Компания смогла привлечь более $250 млн долларов, в том числе от Системы пенсионного обеспечения госслужащих.

Однако долго держаться на доверии инвесторов компания не могла, так как торговала ценными бумагами без подкрепления какого-либо актива. Тогда Эндрю Фастов придумал более расширенную схему привлечения финансирования -- "Кактус III".

Корпорация Энрон в данной схеме являлась конечным "поставщиком" газа потребителям. На следующем уровне были созданы две компании: "Кактус" и SPE. Кактус эмитировала ценные бумаги двух классов: A c плавающим процентом дохода и B -- c фиксированным. Через продажу первых Кактус получала финансирование от коммерческих организаций. Через продажу ценных бумаг класса B -- финансирование от банков и консорциумов, так как они не могут спекулировать с ценными бумагами, но могут выдавать кредиты. Так, аккумулируя все собранные от инвесторов средства, Кактус покупала газ у поставщиков и направляла его через Энрон потребителям. Полученные от продаж газа деньги корпорация направляла обратно Кактусу для выплаты долгов по ценным бумагам.

Многие аналитики называют данную схему пирамидой из-за очень низкой или отсутствующей прибыли. Более того, у компаний SPE и Кактусов в одночасье накапливалось большое количество долгов, которые они не могли выплатить. Энрон решала эту проблему созданием новых SPE и Кактусов в офшорных территориях. Именно поэтому на момент обнаружения махинаций у корпорации нашли 692 компании, зарегистрированных по одному адресу на Каймановых островах.

Таким образом, корпорация Энрон в этой схеме оставалась "чистой" от долгов и рисков. Имея множество неприбыльных проектов, компания показывала поразительно большую прибыль. Дело в теневой бухгалтерии: корпорация приписывала себе прибыль по долгосрочным фиксированным контрактам с покупателями газа до того, как деньги действительно поступали на счет.

До 2001 года акции корпорации росли как на дрожжах: пик цены достиг $90 за акцию. Энрон имела представительства в 40 странах мира и около 22 000 сотрудников. Руководству удавалось умело "растягивать" долгосрочные обязательства, которые брали на себя компании вторых уровней, на строительства электростанций и развитие других проектов. Однако 16 октября 2001 года корпорация опрометчиво выпустила пресс-релиз с квартальной финансовой отчетностью. В ней Энрон отобразила безупречные показатели доходности по своей основной деятельности - $400 млн… и списание долгов от побочной деятельности в размере $1 млрд. Внимательные инвесторы и общественность заинтересовалась, куда корпорация могла потратить столько денег. Акции полетели вниз. Более того, до публикации пресс-релиза сотрудники замечали массовую продажу акций руководством компании в то время, как продавать акции работникам предприятия запрещалось. В результате "снежного кома" долгов и постоянной фальсификации отчетности корпорация Энрон 2 декабря 2001 года объявила о своем банкротстве.

Это было крупнейшим банкротством в корпоративной истории Америки. Инвесторы потеряли более $60 миллиардов. В процессе расследования "дела Энрон" покончил с собой вице-президент Клиффорд Бакстер. Органы власти так же занялись аудитором компании - Артур Андерсен, после чего последовало его банкротство. Главному "инженеру" финансовых схем Эндрю Фастов было предъявлено 78 обвинений. Он был приговорен к 6 годам тюрьмы ослабленного режима, его жена, Лея Фастов - к году лишения свободы. Кстати, сейчас Фастов уже освободился и читает лекции в университетах Америки по корпоративной этике. Генеральный директор Энрон Джеф Скиллинг получил 10 лет, а основатель компании Кеннет Лей не смог дожить до отбывания наказания - он скончался от инфаркта в 2006 году.

История Энрон послужила уроком многим компаниям и даже органам власти. После краха корпорации был принят закон Сарбейнза-Оксли, который действует по сей день. Он предъявляет жесткие требования к компаниям-эмитентам ценных бумаг по контролю и раскрытию финансовой отчетности.

Хотите избавиться от головной боли с вашей бухгалтерией?
Просто подключите ГенШтаб